воскресенье, 8 июня 2014 г.

Еще раз о «Заводе 'Свобода'»

  Прочитала. Ксения Букша написала замечательный роман! Он должен стать и станет национальным бестселлером, хотя книга издана тиражом 1500 экз. и скромно прячется на нижней полке в магазине ( 5 дней назад, по крайней мере,  было так ).
  Это книга о расцвете и гибели завода, на котором в лучшие времена производили радиолокационное оборудование, а в период распада - жетончики для метро, афишные тумбы и ограду для крематория.
  Читаю роман, а ощущение такое, будто не столько читаю, сколько слушаю. Неторопливый рассказ старика-ветерана, скороговорка диспетчера, нерешительные голоса женщин гальванического цеха, исповедь инженера, рассказ ребенка, невнятное бормотание докладчика, едкие КВНовские шутки, литавры лозунгов первомайской демонстрации...
   У каждой главы свой голос, своя мелодия. А все вместе - полифонический роман, удивительно стройный и гармоничный.
   Во всей этой истории мне дороже всего автор и его отношение к своим героям.
Стоит ли доверять людям, их рассказам о заводе? В самом деле, послушайте, что говорят они о старом директоре G: "Ничего не понимал в производстве" - "эрудированный инженер", "Пил, правда, много" - "...был абсолютный трезвенник".
   Ну что ж, улыбается К. Букша, читайте, смотрите, слушайте - хотите верьте, хотите нет.

  Весь текст пронизан параллельными ситуациями и образами.
  Финал первой главы. Друг другу навстречу сквозь трескучие искры снега идут он и она. Вот ей уже видна его легкая фигурка. И D "начинает постепенно различать Олю, а нам их больше не видно".
  Финал двадцать первой главы. Совсем другие он и она командированы директором на рыбалку. Но...  "Зачем ты ездил, идиот, спрашивает у О директор V на следующий день... Ты думаешь, я вас за рыбой посылал? Эх ты!"   И горечь от мысли об упущенном счастье заставляет читателя печально улыбнуться...  Те двое идут друг другу навстречу сквозь снег, а эти двое лицом к лицу не узнали друг друга.
  О финалах глав стоит сказать отдельно. Они или закруглены и окончательны, как в сказках: "Может быть, мне не стоило рассказывать. Но без этого непонятно. А с этим все становится на свои места." Или доводят ситуацию до абсурда:  "Я решил не зацикливаться и занялся изготовлением самодвижущихся шахмат, в которые можно играть на потолке комнаты." Или открыты и заставляют читателя встать на цыпочки и заглянуть за горизонт, додумать, досочинять, вспомнить. И роман разрастается во времени и пространстве, потому что каждая его глава готова стать отдельной книгой.
  Ксения Букша оживляет и обыгрывает переносный смысл выражения  "попасть в мясорубку". Образ этот становится зловещей метафорой времени: "...директор NN,бывший блестящий ученый, который не по своей воле залез в эту мясорубку", "Теперь конверсия. Не пришел - в мясорубку. Не успел - в мясорубку".
  Образная система романа поддерживается рисунками, которые выполнила сама Ксения.
Словесное описание у нее как мимолетная зарисовка с натуры: например, Инга. "Она юрист. Она одевается в элегантные углы и тени. Невысокая, изящная, строгая женщина с негромким голосом."  А трещины на асфальте напротив Центральной башни завода сами складываются в профиль женщины, непостоянный, изменчивый. Цвет, только цвет способен выразить силу человеческого чувства, например, радости бытия: "... М стоит в черничнике, в черном черничнике, в рыжих тенях от ёлок и сосен, рыжая М, юная М, её апельсиновые плечи в веснушках, а губы в чернике..."
   В жизни заводчан Ксения Букша увидела много нелепого, неправильного и даже страшного. Но рассказала об этом без злорадства, а с пониманием, сочувствием и любовью, а иногда и с юмором.
  Эта книга во многом эксперимент, в том числе языковой. Что такое "финтенсификация" еще можно догадаться, а расшифровать всю главу 27 затруднительно. Дефективный поток речи что-то (или кого-то) напоминает... или вообще слышится сквозь сон. Сколько же таких "безмазовых тусовок" пришлось пережить людям послевоенного поколения!
   Отсутствие знаков препинания, неоформленность диалогической речи, нарушение границ предложений в отдельных главах романа - это все мотивировано и передает тревожный поток сознания героев. Они говорят много, убежденно и страстно, порой перебивая друг друга - тут не до синтаксиса и пунктуации. Я, знаете ли, даже не споткнулась о нецензурные выражения, настолько они органичны в тексте.
  В финальной главе появляется новый герой АШ. Он очень молод, устроился работать на завод, который потихоньку приходит в себя. А еще играет в футбол. "... глаза его на футболе из серых становились стальными (хоть, может быть, кому-то и покажется, что серый и стальной - одно и то же)". Такой же взгляд был у  прежнего  главного инженера завода H: "Но вдруг в какой-то момент его глаза постепенно начали становиться из светло-серых стальными. Вы можете возразить, что разница невелика. Но все, кто находился в кабинете, сразу ее ощутили."
 Сталь в глазах людей,  готовых "ждать и работать столько, сколько понадобится", наверное, и есть залог того, что завод "Свобода" ни разбазарить, ни уничтожить невозможно!









   

2 комментария:

  1. Наталия Станиславовна! Я завтра не приеду,. У меня поднялась температура и родители в Москву не пускают:( Так обидно:(((

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Лечись, дружок, и выздоравливай скорее! Я думала, ты в Москве. Обещаю все нафотографировать и рассказать.

      Удалить

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...